shahruhiya

Categories:

Каменный мир

В стародавние времена жила среди холмов красивая девушка. Она имела большое сердце и добрую душу. Чувствовала, как Солнце встает из-за гор, и рассвет мягко втекает в нее, наполняя энергией и силой. Слышала, как переговаривается листва на деревьях, о чем журчит сай. Понимала мысли животных и птиц. Девушка чувствовала себя частью природы быстрого родника, разноцветных бабочек, залитых солнцем холмов. Ее магией были любовь и единение со всем миром. С миром, но не с людьми, которых она остерегалась.

Почему ее семья поселилась среди холмов, вдали от селения, она не знала. Родители умерли рано, только поставив дочь на ноги. Всему остальному она училась у природы. 

Жители деревни обходили дом ведьмы, как они называли ее между собой, стороной. Только пастухи шли вслед за стадами, и частенько непослушные овцы, возможно, чувствуя внутренний зов, приводили их к ее порогу.

Однажды они привели к ней молодого чабана. Заглянув в его янтарные глаза, девушка утонула в их лучах и … влюбилась. С тех пор она часто вслушивалась в звуки колокольчиков, вскрики пастухов, и если сердце начинало трепетать, значит, тот самый юноша проходил совсем недалеко.

Так прошло несколько месяцев. Когда девушка чувствовала, что ее возлюбленный пасет в холмах стадо, выбегала из дома и невидимо сопровождала его. Она сливалась со стволами деревьев, под которыми он отдыхал, с камнями, подле которых садился, чтобы вырезать дудочку из тростника, струями сая, из которого пил воду. Открытая как степь, резкая, как порыв ветра, сильная, как корни деревьев, она лишь не умела выражать любовь.  Но и терпеть  душевную боль более не могла, и потому решила открыться.

Юноша с янтарными глазами не понял всей глубины и чистоты чувств. Он расхохотался в ответ на ее признания. Обозвав девушку обидными словами и поглумившись над ее сердцем, пастух развернулся и погнал свои стада прочь, никогда более не возвращаясь в эти холмы.

В ту ночь над селением разразилась страшная гроза. Молнии перечеркивали поперек черное небо, дождь лил стеной, выл ветер, деревья гнулись под его порывами. Это девушка плакала от обиды и разочарования. Не смогла простить она пастуху его слова, и всю силу вложила в заклинание: «У тебя каменное сердце, так пусть и тело станет ему под стать. Каменное сердце, каменное тело, каменные овцы, каменный мир»...

… Поселок называется Койташ: в переводе с узбекского «куй» –  баран, овца, а «тош» – камень.

Возможно, в древности на этом месте действительно было селение, но Койташ вырос в Галляаральском районе Джизакской области Узбекистана в 1942 году. Здесь жили шахтеры, которые добывали вольфрам и молибден. Сегодня шахты законсервированы, а кишлак живет своей жизнью. Здесь влюбляются, играют свадьбы, поминают умерших. И пасут стада…

Если вы заберетесь на вершину одного из холмов, то увидите, что все обозримые дали «поросли камнями». Долина переходит в долину, холм – в следующий. И везде валуны, да не простые. Во-первых, это гранит – минерал достаточно твердый, 6-7 по Моосу. Во-вторых, фактически все они имеют причудливую форму. Обойдите все холмы – не знаю, сколько пройдете – десятки или сотню километров, и вы увидите разнообразные, потрясающие воображение валуны, напоминающие фантастических животных.  

Первый вопрос, который приходит в голову: какие силы поработали над твердой гранитной породой? Ветер, вода? И то, и другое? Безусловно. Но сколько миллионов лет понадобилось, чтобы сотворить такое?

В конце каменноугольного и пермском периодов (300-250 млн лет назад) в той части планеты, которая позднее стала Азией, пришли в движение тектонические плиты. Сталкиваясь и наползая друг на друга, они формировали прогибы и поднятия. На территории будущего Тянь-Шаня и Памира протекали бурные магматические процессы, извергались вулканы. Кора Земли «сжималась и растягивалась», на поверхность изливались огромные массы лавы. Они сформировали каменные плато, возвышенности, столбы и горные гряды – «герцинскую складчатость».  

Шло время. Следующие 250 млн лет выдались спокойными: потухли вулканы, остыла лава, началось так называемое платформенное развитие, с характерными для него медленными и плавными поднятиями и опусканиями. Участки суши покрывались растительностью, их затапливали моря, в них формировались отложения. Периоды погружения сменялись стадиями поднятия, моря отступали, их дно становилось равниной с возвышенностями. Они разрушались и формировались осадочные породы. Под воздействием ветра, воды, Солнца, жизнедеятельности живых организмов они деформировались. 

Койташ находится в составе Северного Нуратинского хребта, который относится к Гиссаро-Алайской, а те, в свою очередь, – к Памиро-Алайской системе. Вполне логично предположить, что описываемые выше процессы сотворили эти мегалиты. Но где-то в глубине сердца живет вера в чудо. Видимо, жители также чувствуют, что с этими валунами все не просто – есть в них какая-то магия… 

По дороге на Койташ мы остановились у песчаного бархана. Это не каменный, а песчаный мир. Если учесть, что песок – тот же самый кварц, в измельченной виде, то бархан тоже можно назвать каменным миром, только его «валуны» – микроскопические. 

Наверное, они такие же непостижимые, но для других жителей Земли – насекомых. Дорожки, протоптанные ими, похожи на кружева. 

Поднявшись выше по бархану, я увидела песчаное озеро. Сохранились его очертания. Здесь была вода, когда-то. А теперь дно покрыто волнами песка, на которых ветер рисует причудливые узоры. 

А это, можно сказать, ржавчина. Будто кто-то в древности оставил возле озера листы железа. За это время их съела ржа, и она стали похожи на прессованную труху.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic