shahruhiya

Category:

Шолом алейхем, мир вам…

Зачем вы стучитесь в каждую чужую дверь?

Идите и постучитесь в дверь собственного Сердца.

Джалаладдин Руми

Я стояла и внимательно изучала дверь (двери Бухары – моя слабость, за каждой скрывается история). Водя пальцами по древесине и круглым шляпкам гвоздей, пыталась оценить их возраст: 300 лет? 200? Не меньше...

Простившись с очередной тайной, я свернула в переулок….

…– Вы были в нашей синагоге? – услышала голос за спиной и обернулась. За мной шел, улыбаясь, мужчина средних лет. 

– Нет… – замялась я. – Здесь есть синагога?

– Пойдёмте, покажу, – ответил он и привел меня … к той самой двери. 

История

О том, как евреи попали в Бухару и о еврейских кварталах, лучше, чем https://varandej.livejournal.com/767400.html, не напишешь, поэтому не буду повторяться. Расскажу о самой синагоге. 

Отправной точкой истории, корни которой уходят к началу XVII века, стал дом пожилой еврейки, на который «положил глаз» один высокопоставленный сановник – Надир Диван Беги. Он построил медресе, поныне носящее его имя, и хотел устроить возле него хауз (бассейн). Даже место приглядел, но незадача – там находился двор еврейской вдовы. Сановник решил поговорить с пожилой женщиной и предложил ей самой назвать цену. Вдова была непреклонна: деньги не нужны, так как тратить не на кого – она одинока, а дом свой любит и продавать не собирается. Тогда Диван Беги повел ее к хану, которому, кстати сказать, приходился дядей. Имам Кули-хан, выслушав, передал дело на рассмотрение коллегии муфтиев. Исламские законоведы запретили отнимать дом у пожилой еврейки, так как евреи платили налог на право исповедовать иудаизм, а потому могли пользоваться всеми правами наравне с остальными жителями Бухары. 

Дело сановник проиграл и потому решил послушать друзей. Они посоветовали ему вырыть маленький водоем, который бы прилегал к дому еврейки, и подвести к нему арык (узкая неглубокая канава) от городского канала Шох-и-руд, который бы протекал прямо вплотную с фундаментом ее дома. Это был хитрый ход. Вода стала подмывать фундамент, и пожилая женщина была вынуждена обратиться к Диван Беги. 

Сановник выслушал жалобу и ответил, что предложение остается в силе – просите все, что хотите. Мудрая вдова поняла, что покоя ей не будет, и попросила взамен своего двора выдать ей участок для постройки синагоги. В результате в ее распоряжение передали участок земли. Довольно быстро был построен небольшой дом, на верхнем этаже которого до самой смерти жила вдова. 

Почти 400 лет стоит эта синагога. Как только она открылась, иудеи начали переселять поближе к храму, и вскоре квартал стали называть еврейским. 

Интересны, однако, гримасы истории. Имя Надира Дивана Беги осталось в памяти бухарцев и до сих пор звучит в названиях его медресе и ханаки. Ансамбль Ляби-Хауз, который включает вышеназванные медресе и ханаку, а также медресе Кукельдаш и непосредственно сам Ляби–Хауз – водоем, обустроенный на месте дома еврейской вдовы приблизительно в 1620 году, является центром притяжения гостей и жителей Бухары. В источниках также встречается другое его название Хауз-и Базур – водоем, воздвигнутый силой. Но никто не помнит имени пожилой еврейки, которая подарила городу первую синагогу…

Где же молились иудеи раньше?

Удивительная мечеть Магоки Аттори (мечеть в яме, глубокая мечеть), в которой сейчас находится филиал Государственного музея ковров, расположен по соседству с Ляби-Хауз. https://shahruhiya.livejournal.com/3140.html Мечетью в яме она называется потому, что ее фундамент ровно наполовину ушел под землю. Чтобы спуститься к входу в нынешний музей, нужно преодолеть вниз по ступенькам метра два–три и оказаться, можно сказать, в яме. Это один из самых древних храмов Бухары, в котором возносились гимны зороастрийцев, молитвы мусульман и иудеев. Кстати, утренняя молитва заканчивается у бухарских евреев словами «шолом алейхем» (совсем как «салам алейкум») – «мир вам». 

... В тот день я не смогла попасть в синагогу – был шабат. Но на следующее утро двери, которым оказалось целых 400(!) лет, распахнулись и впустили меня в пока еще не преданный забвению мир бухарских евреев. 

«Бухарские евреи – этно-лингвистическая группа (община, или «эда» на иврите), являющаяся частью еврейского народа, сформировавшаяся на территории Средней Азии, родным языком которой является еврейско-таджикский (в разное время называвшийся в литературе «местноеврейским», «бухарско-еврейским», «яхуди», «бухори», и иногда считающийся вариантом таджикского или еврейско-персидского языков). Бухарские евреи являются потомками древних евреев (израильтян), часть которых после разрушения Израильского (722 г. до н.э.) и Иудейского (586 г. до н.э.) царств, а также нового Иудейского царства Хасонеев (70 г. н.э.) оказалась на территории Персидской империи, дальней периферией которой являлась Средняя Азия». («Евреи: бухарские, горские, грузинские в водовороте истории» Р. Пинхасов, С. Данилова, С. Крихели.)

Евреев в Бухаре осталось совсем немного. Большая часть их уехала после развала СССР. В настоящее время численность бухарско-еврейской общины во всем мире составляет примерно 230 тысяч человек, наибольшее количество проживает в Израиле (160 тысяч человек) и США (60 тысяч)(данные из той же книги).

Сегодня туристов в синагоге больше, чем прихожан. Кто заглядывает на огонек к бухарским евреям? В основном, именитые гости и простые евреи из России, США, Европы, Израиля. Фотографии почетных посетителей вывешены на стене. Среди прочих, со снимка улыбаются Якубович, Жерар Депардье, Хилари Клинтон…

Мадлен Олбрайт посещала синагогу, когда находилась на посту Госсекретаря США. Согласно рассказу моего обаятельного гида, которая вместе с мужем тратит свои силы и время на то, чтобы не зачах островок этой уникальной и самобытной общины, Госсекретарь США внимательно прослушала историю общины и синагоги и была удивлена тем, что мусульмане и евреи уживались в Бухаре веками. В то время должно было состояться подписание договора между Израилем и Палестиной. Мадлен Олбрайт выступала за заключение мира между воюющими сторонами. Так вот, во время подписания договора она привела в пример то, как уживаются в Узбекистане представители двух конфессий.

На одной из фотографий муж моего гида стоял с человеком, лицо которого мне не было знакомо. Оказалось, что он директор одного из спортивных учреждений Бухары. Он многое сделал для местной диаспоры – на его деньги на старом еврейском кладбище совсем недавно был создан мемориал евреям, погибшим на фронтах Второй мировой войны. Когда приезжали представители России (не помню, из какой структуры) и спросили, как Узбекистан готовится к празднованию 75-летия Победы, их повезли на еврейский мемориал. Грустно отмечать, но русское кладбище стоит совсем заброшенным после того, как почти все русские уехали из города.

Понятно, что в синагогу приезжают гости из Европы, США, Израиля. Но группы из Турции, Саудовской Аравии, Эмиратов… Мусульмане, оказывается, заходят сюда не реже иудеев.

– Мы тоже удивлялись этому, – улыбнулась почти моя тезка-гид. – Арабы, как правило, вначале бывают несколько настороженными, но в конце мы расстаемся друзьями. Во-первых, наш язык таджикский. Думаю, это откладывает свой отпечаток – фарси для их ушей более приятен, нежели иврит. Во-вторых, наши национальная одежда и быт почти идентичны местным, бухарским.Ну и радушие, с каким мы встречаем гостей, не оставляет их равнодушными.

Синагога – место встречи разных культур и эпох, и даже тысячелетий. Она как отдельный объект внесена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Комиссия ЮНЕСКО забрала на экспертизу свитки Торы, находящиеся за стеклянными дверцами небольшого шкафчика, нишей врезанного по центру стены. «Мы знали, что они старые, – сказала гид, – но не ожидали, что им более тысячи лет». Свитки эти – тексты Торы, нанесенные на бычью кожу тонкой выделки. Их три. Центральный свиток выносится во время праздничной службы. 

Я пробыла в синагоге около часа, но узнала столько интересного о жизни бухарских евреев, Бухары, ее жителей, что информация эта не поместилась бы и в трех подобных материалах. Находясь там, я почувствовала, что, несмотря на различие в вероисповедании, национальности, взглядах, цвете кожи, языках, мы все члены одной большой семьи – человечества. Увы, это чувство единения может исчезнуть, раствориться, уйти бесследно, как ушли русские, и остались их заброшенные кладбища. Как уходят бухарские евреи…

Говорят, что бухарцы, переезжая на новое место, привозили с собой старые двери. Снимали их с петель и устанавливали на входе в новый дом. Эта традиция символична. Старые двери, как проверенные друзья, добрые родственники. Они летописцы жизни поколений, хранители духа семьи. Двери объединяют пространства, территории, историю, прошлое и будущее, открывают вход в новую жизнь, дают возможность постичь неизведанное …

Пусть на ваш стук двери всегда открываются…

Убранство первой комнаты, которая поменьше размером.
Убранство первой комнаты, которая поменьше размером.
Общий вид этой комнаты. Там, по центру, видна дверца, за которой находятся свитки Торы.
Общий вид этой комнаты. Там, по центру, видна дверца, за которой находятся свитки Торы.
Древние свитки Торы.
Древние свитки Торы.
Внутренний дворик.
Внутренний дворик.
Внутренний дворик.
Внутренний дворик.
Внутренний дворик.
Внутренний дворик.
Вторая комната, большего размера.
Вторая комната, большего размера.
На хорах – место для женщин. Там стоят стулья, но которых они сидят во время службы.
На хорах – место для женщин. Там стоят стулья, но которых они сидят во время службы.
В большой комнате проводится праздничная служба.
В большой комнате проводится праздничная служба.
Этим стенам и колоннам – почти 400 лет.
Этим стенам и колоннам – почти 400 лет.
Магоки Аттори. Здесь хорошо видно, что мечеть наполовину ушла под землю.
Магоки Аттори. Здесь хорошо видно, что мечеть наполовину ушла под землю.
Этой цепи, как и дверному кольцу на первой фотографии и самой двери, – почти 400 лет. Хочется, чтобы история продолжалась...
Этой цепи, как и дверному кольцу на первой фотографии и самой двери, – почти 400 лет. Хочется, чтобы история продолжалась...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic